Главная » Дизайн интерьера » Дом-сруб в Подмосковье, 450 м²

Дом-сруб в Подмосковье, 450 м²

С хозяевами этого дома декоратор Алла Шумейко работала впервые – они нашли ее по публикациям в журналах и интернете. “Заказчица сделала запрос на классический французский интерьер, при этом прозвучало словосочетание “родовой замок”, – вспоминает Алла. – Честно говоря, увидев их дом, я была очень озадачена!” Дело в том, что дом, из которого Алле предстояло сделать романтическое шато, был деревянным срубом. И не просто срубом, а построенным по проекту архитектора Николая Белоусова, чья фишка в том, чтобы по традиционным русским строительным методикам создавать здания абсолютно современные. Так что Алла оказалась в противоречивой ситуации: перед ней был лаконичный, строгий двухэтажный дом площадью 450 м², явно предполагающий модернистский интерьер. И хозяева этого дома, мечтающие жить в окружении благородной старины.

Парадный холл. Стены окрашены краской, Benjamin Moore. Ковер, New Rug. Роспись на холсте сделана в мастерской Алены Вилюковой. Бело-синие вазы из “Галереи интерьера Charles.Cameron”.

Для того чтобы все получилось, всем участникам процесса пришлось изрядно повозиться. “Работа над этим проектом шла очень долго – три года, половина времени на стройку, половина на декор, – рассказывает Алла. – Во-первых, возникали форс-мажоры. Во-вторых, хозяева не торопились, делали все очень вдумчиво”. Самым сложным был конструктивный период. “Работа с инженерными сетями в деревянном доме вообще непростая история. У дерева есть период усадки, который необходимо выдержать, чтобы не было трещин. Звукоизоляция в деревянном доме тоже требует особой разработки”. В декораторском отношении дом тоже оказался непростым. “Например, в гостиной по проекту Белоусова каминная труба предполагалась открытая. Но это никак не укладывалось в стилевую концепцию, и нам пришлось трубы скрывать. Технику тоже придумывали, как спрятать. Затем с чисто декоративной точки зрения требовалось “разбить” монотонность бревна”.

Библиотека “5 стихий” выполнена на заказ в столярных мастерских “Тит и Фрол”. Росписи сделаны в мастерской Алены Вилюковой. Кресла антикварные.

Поклонники Белоусова и просто любители деревянной архитектуры сейчас возмутятся: чем же плохо бревно, что монотонного в этом благородном и теплом материале? И правда, если речь идет об интерьере, который на визуальных свойствах дерева построен, графичность сруба сама по себе становится декоративным средством. Но в случае с заказчиками Аллы напоминаем: речь шла о том, чтобы поместить внутрь сруба французскую классику. Атмосферу Во-ле-Виконта на выразительных свойствах бревна и правда не построишь.

Гостиная. На стенах краска, Benjamin Moore. Мягкая мебель, Massant, Andrew Martin; банкетка, Vysotka Home.

В процессе создания “деревянного замка” Алле очень помогла заказчица: она принимала активное участие в работе и на этапе стройки, и при выборе мебели, текстиля и аксессуаров. “У нас были важные точки соприкосновения, – говорит Алла. – На момент начала проекта у хозяйки в “копилке” было несколько антикварных предметов. Меня это несказанно обрадовало: нечасто заказчики радуют нас, декораторов, любовью к антиквариату. А без него, конечно, никакого родового гнезда не получится”.

Гостиная. Камин изготовлен на заказ из известняка скульптором Сергеем Воробьевым. Навершие изготовлено по эскизам Аллы Шумейко в мастерской “Тит и Фрол”. На стенах краска, Benjamin Moore. Обеденный стол, DMD Studio. Мягкая мебель, Massant и Andrew Martin.

В результате мебель в проекте подобрана по любимому Аллой принципу. Треть выбрана по каталогам: “Это мои проверенные французы. Грех не использовать абсолютно “выверенные” предметы искусных мебельщиков. Треть сделана по эскизам Аллы в не менее проверенных столярных мастерских. “Без мебели по индивидуальным эскизам не обойтись, если хочется, чтобы “костюмчик сидел”, – улыбается Алла. По ее эскизам, в частности, сделано навершие камина, тумба под телевизионную аппаратуру, “китайский” шкаф. И наконец, последнюю треть обстановки составляют антикварные вещи, придающие интерьеру необходимую ауру подлинности. В данном случае это и мебель, и антикварная шелковая вышивка, и гобелены, и посуда, и даже списанные каталожные шкафы из Библиотеки имени Ленина (они нашли себе новое место в детской комнате).

Маленькая столовая. Стены выкрашены краской Benjamin Moore. Стулья, Massant и Moissonnier. Люстра антикварная.

Мебель мебелью, но самое броское в этом интерьере, конечно, цвет. “Цвет – мощное оружие, именно цвет создает первое впечатление от интерьера”, – рассуждает Алла. В данном случае цвета, прямо скажем, неожиданные – темные, интенсивные, яркие. Нельзя сказать, что такие уж характерные для французской классики – там шоколадных стен и темно-синих гостиных как-то не водилось. Хотя надо признать, что на фоне этих матовых поверхностей золото деталей в стиле шинуазри и яркие цвета гобеленов смотрятся куда как эффектно. “Я люблю цвет вообще и темные цвета в частности, – признается Алла. – И шинуазри люблю. Конечно, этот интерьер сделан для конкретной семьи по их запросу, но в нем есть частицы меня – моих эмоций, моего интерьерного опыта, моих пристрастий”.

Кухня, SieMatic. Фартук сделан из марокканской плитки ручной работы. Через дверь видна маленькая столовая с французской антикварной витриной.

Бревенчатые стены, выкрашенные в интенсивный синий, шоколадный и асфальтово-серый. Резная громада камина. Тусклый блеск хрустальных бра и золотых зеркал. Звонкая хрупкость антикварных витрин и кресел. Тяжелые складки цветных портьер. Смешение диаметрально разных элементов, которыми наполнен этот дом, привело к неожиданному эффекту. Сумрачный и глубокий, насыщенный деталями интерьер и правда кажется замком – только не французским, уж извините, а просто сказочным. На этих резных кроватях могут ждать своих женихов равно и Спящая красавица, и Мертвая царевна, и Белоснежка. В этой гостиной Чудовище из сказки Лепренс де Бомон встречается с Чудищем из аксаковского “Аленького цветочка”.

Спальня хозяев дома. Стены выкрашены краской, Benjamin Moore. Бра, Mis en Demeure. Прикроватные тумбочки, Currey & Company. Кровать, Wonder Wood. Антикварные французские кресла. Ткани в спальне — Tassinari & Chatel, Edmond Petit, Prelle, Designers Guild, Colony.

Даже удивительно, что этот дом создан по заказу настоящей, реальной семьи. И очень здорово, что Алле Шумейко удалось сделать их сказку былью.

Фрагмент главной спальни. Стены выкрашены краской, Benjamin Moore. Бра, Mis en Demeure. Кровать, Wonder Wood, специально перекрашена.

Текст: Евгений Владимиров
Источник статьи