Главная » Дизайн интерьера » Интерьер с обложки: дом Викторианской эпохи в Лондоне

Интерьер с обложки: дом Викторианской эпохи в Лондоне

Хозяева этого дома в северной части Лондона взяли в него немногое из своей “прежней жизни” по другим адресам. Собственно, две вещи: винтажную медную ванну и абсолютно китчевый гобелен с изображением короля Эдуарда VIII, того самого, который отрекся от престола из-за неудержимого желания жениться на разведенной американке Уоллис Симпсон. По поводу этого гобелена, купленного на блошином рынке в Баттерси, у хозяйки, дизайнера-ювелира, были опасения: “Мы с мужем считаем, что гобелен ужасно смешной. Но люди на него реагируют, скажем так, настороженно. Важно было найти дизайнера, который примет гобелен как данность и поймет шутку”. Дизайнеров в результате оказалось два – Ариэль Эш и Рейналдо Леандро, дизайн-дуэт из Нью-Йорка.

Парадная гостиная. Журнальные столики, Iacoli & McAllister. Диван Groundpiece, дизайнер Антонио Читтерио, Flexform, перетянут клетчатой тканью, Ralph Lauren Ноme. Черные кресла Utrecht, дизайн Геррита Ритвельда, Cassina. Ковер, Vanderhurd. Банкетка под окном по дизайну Эш и Леандро обтянута тканью, Northcroft Fabrics. Фото зонтиков на стене — работы Ханны Лиден.

Эш и Леандро – восходящие звезды нью-йоркской дизайнерской сцены. Клиенты у них звездные – актриса Наоми Уоттс и комик Сет Майерс, например. Хозяева лондонского дома тоже довольно звездные: муж – знаменитый рокер. Вообще Эш и Леандро на эту пару уже работали – делали им лофт на Манхэттене. Новый заказ хозяева отдали им без колебаний. “Я понимаю, вроде глупо для проекта в Лондоне “везти” дизайнеров из-за океана, – говорит хозяйка. – Но мы так хорошо сработались, так понимали друг друга, что решили: от добра добра не ищут”.

Двусветное пространство помогает объединить парадную часть гостиной с “семейной комнатой” внизу. Перила лестницы сделаны из стали.
Люстра Sputnik итальянская, 1970-х годов. В зеркале отражается винтажный гобелен с изображением короля Эдуарда VIII.

Дом, с которым Эш и Леандро пришлось иметь дело, Викторианской эпохи, но был перестроен, и в результате в нем довольно много “горизонтального” пространства. “В Лондоне это редкость – обычно тут все узкое и вертится вокруг лестницы в центре дома, всю жизнь приходится по ней бегать”, – смеется хозяйка. Кроме того, в доме французские окна, благодаря чему с освещением нет никаких проблем. Интерьеры, впрочем, были “ни о чем”. “Масса фальшкарнизов, фальшкаминов, цветных тряпок, – вспоминает Леандро. – И план так себе – маленькие, тесные комнаты. Как лабиринт”.

Семейная гостиная. Диван и оттоманка Bend, дизайнер Патриция Уркиола, B&B Italia. Ковер, Tapis d’Avignon, сделан из фетра. Винтажные кресла по дизайну Тобиа Скарпы, Cassina. На стене картина Джорджа Хермана Punch, After Muybridge.

Эш и Леандро постарались сделать все пространства более открытыми и воздушными. Они уменьшили количество спален, но сделали каждую больше. Они снесли часть стен на втором этаже, чтобы создать двусветное пространство гостиной: “парадной” сверху и “семейной” внизу, под ­антресолями. Идея такой “двойной” гостиной принадлежала хозяевам. “В старом доме у нас были красивые изолированные комнаты, в которые мы крайне редко заходили. Даже обидно было, – рассказывает хозяйка. – Тут мы решили сразу создать пространство более открытое, чтобы всеми частями дома пользоваться активнее”.

Обеденная зона на кухне — отсюда есть выход в сад. Стулья Nerd, дизайнер Дэвид Геккелер, Muuto. На стене картина Деанны Томпсон.

От изначального здания мало что осталось – камин в холле, входная дверь, лестница (перила тоже поменяли). Но чтобы придать интерьеру солидности и “возраста”, Эш и Леандро сделали все карнизы и дверные рамы посолиднее, а стены потолще – их зашили панелями с простыми, но традиционными профилями. Чтобы не вышло слишком занудно, впрочем, полы сделали очень современными из светлой паркетной доски.

Кухня. Мебель, bulthaup. Техника, Miele. Табуретки, Lostine. Светильники Aplomb, Foscarini.

Проект шел легко и просто – дизайнеры и клиенты и правда хорошо понимают друг друга. Их многое объединяет – любовь к черному цвету, например, и к сухому лаконичному дизайну. “Я всякие рюшечки и цветочки не люб­лю, – говорит хозяйка дома. – Мне подавай что попроще. Линии прямые, цвета минимум”. Эш и Леандро, однако, кое-где ее на цвет все-таки развели – например, на кухне стулья разноцветные. “Они меня просто подловили, я расслаби­лась и не устояла, – смеется хозяйка. – Но, кроме шуток: это хорошо, что они заставляют меня иногда выходить из зоны комфорта. А то в жизни ничего интересного не было бы”.

Спальня хозяев. Кровать Alcova, дизайнер Антонио Читтерио, B&B Italia. Винтажные стулья — итальянские, 1930-х годов. Стены украшают вставленные в рамки страницы антикварных книг с французскими стихами, в основном Бодлера. Ковер — винтажный, иранский. Светильник по дизайну Линдси Адельман.

Даже несмотря на скупость колорита, в доме много всего интересного. Это не удивительно – ведь у хозяев двое детей, для которых устроена игровая с барабанной установкой и банановыми обоями. Спальни детей (это мальчик и девочка) двухэтажные с лестницами, ведущими на чердак, – чтобы комнаты были похожи на “домики на деревьях”, только устроенные внутри помещения. Одна из причин, почему гостиная сделана максимально открытой, была сформулирована хозяйкой так: “Нужна комната, где дети могли бы ходить колесом”. “Да, я просила дом, в котором детей ничто не будет смущать, где они смогут быть физически активными”, – вспоминает она. Правда, теперь она слегка раскаивается в этом опрометчивом распоряжении. “Им тут, пожалуй, слишком свободно. Сколько я ни говорю, что диван в гостиной – это не батут и не трамплин, они не слушают. Так что я постепенно смирилась и больше не пытаюсь их останавливать. Пусть скачут”. 

Гостевая ванная. Помещение отделано цементной плиткой. Ванна привезена хозяевами из старого дома. Фурнитура, Dornbracht.

Комната сына. Лестницу на антресоль сделал строительный подрядчик проекта, Oliver Lane Fox. Ковер винтажный, у стены стулья по дизайну Вернера Пантона, Vitra. Портрет Джона Леннона на стене — работа Барри Новиса.

Комната дочери. Стул, Hay. Ковер винтажный. Плед на кровати, Lewis & Wood. Лестница ведет на антресоль, где устроено дополнительное игровое пространство.

Текст: Иэн Филлипс
Источник статьи