Главная » Дизайн интерьера » Таунхаус в стиле ар-нуво в Подмосковье

Таунхаус в стиле ар-нуво в Подмосковье

Декоратор Мария Бирюкова

“На Руси принято плясать от печки, так у нас все и началось”, – рассказывает декоратор Мария Бирюкова. Ее встреча с Юлией, хозяйкой четырехэтажного таунхауса неподалеку от Серебряного Бора, состоялась благодаря знакомым, попросившим ее сделать рисунок лепного узора в стиле ар-нуво для дымохода печки. 

Юлия собирала мебель в этом стиле очень долго, в ее коллекции есть вещи из разных частей света, включая даже ­Южную Африку. Возможности поселиться среди этих сокровищ она ждала много лет – искала “своего” дизайнера. Юлия называет себя ведьмой, интересуется астрологией и оккультными науками, в ее доме живет призрак покойного кота, а на кухне она держит склянки со змеями. Это, как уточняет декоратор, целебные настойки, так что не подумайте ничего плохого, хотя Юлия действительно просила сделать кухню похожей на кабинет Бабы-яги. 

Буфет, стулья, люстра и ­скатерть из кантонского шелка — антиквариат из коллекции хозяев.

Каждый член семьи имеет свое животное-покровителя. У мужа Юлии это волк, а сама она ассоциирует себя со львом. Шкура царя зверей теперь лежит в ее спальне, его вышитый портрет висит на стене, а в пол прихожей вмонтирована табличка с названием дома – Cuore di Leone (“Сердце льва”). Мария признается, что поначалу была обескуражена своеобразием своей заказчицы, но быстро сообразила, что жизнь свела ее с удивительными людьми, а поставленная перед ней задача – настоящий вызов.

Главная спальня. Диванчик в ногах кровати, банкетка и стул — части антикварного гарнитура из коллекции хозяйки. Кровать — реплика мебели XIX века. У окна китайские жандольерки XIX века. Люстра, Berliner Messinglampen.

Декоратор, для которой это первый опыт погружения в эстетику конца XIX столетия, соглашается, что попытки реконструировать интерьеры в стиле ар-нуво в наши дни обычно выглядят искусственно и редко бывают удачными. “Я бы никогда не стала заниматься бутафорией, – говорит она. – Но Юлия – это женщина из той эпохи. Она даже носит дома одежду в пол, которую шьет на заказ. Говорит, что не хочет выглядеть как собственная домработница”.

Кабинет хозяйки. Письменный стол сделан на заказ на фабрике Maitland-Smith. Шторы с ламбрекеном сшиты по эскизам Марии. Обои, Bradbury & Bradbury Art Wallpapers. ­Остальное —
­антиквариат.

Единственное, что было сделано к моменту, когда Мария подключилась к проекту, – это витражи, ими занималась Светлана Михайлова. Главная задача декоратора заключалась в том, чтобы умело распорядиться коллекцией хозяйки. “Какие-то вещи не вставали в интерьер, и приходилось скрепя сердце от них отказываться, – рассказывает автор проекта. – Нужно было все завязать воедино, искать лепнину, обои”. И если обои, напечатанные по технологии XIX века на основе исторических рисунков, удалось найти у фабрики Bradbury & Bradbury Art Wallpapers, то лепной декор пришлось отливать на заказ. 

Фрагмент спальни. Над ­комодом, Maitland-Smith, вышитый крестиком лев. На антикварной горке коллекция антикварных ваз из многослойного стекла Эмиля Галле и пара китайских львов ­середины XIX века.

В доме также много сделанной на заказ столярки – например, резные порталы в лифтовых холлах с изображением глициний, магнолий и каштанов. Их по эскизам Марии создал краснодеревщик Николай Ковальчук, который также занимался реставрацией мебели. Он, например, воссоздал хозяйскую кровать, от которой осталось одно только изножье, и дополнил недостающие секции буфета, который стоит в столовой. “Тиражные вещи, которые выпускают современные фабрики, не имеют ауры. А здесь все вырезано руками”, – говорит Мария Бирюкова.

Фрагмент спальни с антикварным туалетным столиком. Шторы украшает сделанная на ­заказ ­вышивка.

Вместе с Юлией в доме живет ее взрослая дочь с семьей, занимающей третий этаж, четвертый отведен под гостевые и оформлен в стиле шинуазри, а хозяйка с мужем обитают на нижних двух этажах, которые вы и видите на фотографиях. Именно здесь ар-нуво представлен в максимальной концентрации – вплоть до аксессуаров, столовых приборов и даже скатертей. Это, как говорит Мария, и делает интерьер живым и убедительным. Декоратор не уверена, занимается ли ее заказчица популярным в эпоху модерна столоверчением, но то, что в доме есть отдельный домик для домового, – это факт. Мария сама его проектировала.

Фрагмент гостиной. Дымоход печки-буржуйки, Godin Petit, украшает лепной узор по эскизам Марии; бра сделаны на заказ; обои, Bradbury & Bradbury Art Wallpapers; плитка, Golem. Под печкой — плита из оникса.

Ванная комната. Люстра антиквариат. Бра, Berliner. Обои, Cole & Son. Портал душевой по эскизу. Раковина, Kohler. Декор – плитка Grazia. Мойдодыр – по авторским эскизам, мастерская Н. Ковальчука.

Вестибюль. Двери по авторскому эскизу. Шкаф по авторскому эскизу. Люстра – антиквариат. Радиаторные решетки по эскизу. Банкетка – антиквариат, замена ткани. Пол – керамогранит Ascot Ceramiche.

Вестибюль. Лепнина по авторскому заказу. Витражи – мастерская С. Михайловой.

Текст: Анастасия Ромашкевич
Источник статьи